Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 12, 2009

В этом месяце представляем вам поэтическое творчество студентов Литинститута, семинар С.С. Арутюнова. Вот что о своем семинаре рассказывает сам преподаватель:

– Наш труд – стихи. На занятиях мы часто высмеиваем друг друга, и в этой наступательной игре оттачивается умение стихослагать. Мы требуем от коллег, казалось бы, чистого техницизма, но в это понятие органически входит внятность речи, ее пластика, уместные и неуместные переливы ее бесконечных смыслов.

Иногда мы гуляем по городу, заходим в музеи, бороздим парки, любуемся старинными домами, которые не сегодня-завтра заменят офисными центрами. Когда на сессию приезжают заочники, в общежитии день и ночь дискутируют о подборках, которые привозят со всей страны, из городов и весей, где живет и развивается русское слово.

Ему, слову, мы и поклоняемся. Охранять его чистоту повсеместно – не наше дело. Мы не полиция лингвистических нравов, но: сбережение языка на крохотном пространстве самих себя – наша прямая обязанность.

 

ЮЛИЯ ГОРБАЧЕВСКАЯ

***
Бездумно касаясь простывшей ладонью
Пушистого снега, шагала неспешно.
Мечтала легко о работе надомной
И штурме короны зарвавшейся пешкой.
Тяжелый февраль опускался на плечи
Сплошным покрывалом шиншилловой вязки,
Мечтала о том, что на нынешний вечер
Мне хватит и книги, и кофе, и ласки.
Гоняла случайную колкую льдинку
Носком сапога по небесному кругу,
Дорога казалась нескучной и длинной
И было о чем помечтать на досуге.
И, верно, на свете не так уже мало
Увидеть, узнать и поверить осталось...
Я шла сквозь февраль и тихонько мечтала
О малом, о многом, бездумно касаясь
Пушистого снега.

 

КОНСТАНТИН САБЛИН

***
Вечереет незаметно.
Ледяная полумгла.
Снег лежит в ладонях ветра
Крошкой битого стекла.

Бродит дама по бульвару.
Мерзнет дог на поводке.
Двоеточьем желтым фары
Промелькнули вдалеке.

С крыш свисают сталактиты.
Срок их жизни – до утра.
Окна инеем покрыты.
Пар клубится изо рта.

Завтра, может быть, метелью
Спеленает этот мир.
А пока я, в ногу с тенью,
На снегу черчу пунктир.

 

***
я дважды просыпался прошлой ночью…
И. Бродский

Я дважды просыпался и смотрел
Как над ключицей вздрагивает венка.
Случайно или нет – твоя коленка
С моей соприкасалась. Я хотел
Подвинуться. Хотел, – но не умел.
Ты пахла, как, бывает, пахнет пенка
Молочная. Кофейного оттенка
Плечо твое острее всяких стрел
Сердечную пронизывало стенку,
Амура оставляя не у дел.

Я не дышал, боясь тебя тревожить.
Но наших тел не разрывался круг,
Пока я, потянувшись, осторожно
Твое дыханье впитывал из губ.

 

РОМАН СТЕПНОВ

***
Мне хотелось пустых и невидимых снов.
Мне хотелось немного согреться.
Значит где-то в груди коронарный озноб
Или просто уставшее сердце

Значит город гудит в перебранке машин
И ломает стальное ребро.
Я серебряный окунь московских витрин,
Серый голубь холодных дворов

Я сегодня проснусь непривычно живым,
Зная точно – за прожитым снегом
Будет лето, и будет у самой травы
Непривычно горчичное небо.

Будет невод, и будет счастливый улов,
Только я навсегда опустел.
И врывается в окна вечерних домов
Обожженный прожектором снег.

 

РИММА ЛАВОЧКИНА

***
Лишь бы плакали звезды,
И смеялась трава,
И качали бы гнезда
На плечах дерева.

А трухлявые стены
Рассыпались бы в тлен,
Лишь бы царство растений
Подымалось с колен.

И лозою зеленой
Вознеслось к небесам,
Лишь бы солнце влюбленных
Целовало в глаза.

И от страсти качало
Молодые тела,
И кукушка кричала,
И ромашка цвела...

* * *
Пускай любовь таится
И вслух не говорит,
А, как лесная птица,
На цыпочках стоит.

Пока она прозрачна
И не подаст руки,
И на лице горячем
Проталин синяки.

Я знаю, ох, я знаю
Ее притворный стыд,
Когда она нагая
Хохочет и вопит.

Пророчит и лютует,
И голосит строкой...
Унять ее, дурную,
Нет мочи никакой.

 

ДМИТРИЙ ИВАЩЕНКО

***
На бревна раскатали дачу –
наш двухэтажный старый дом.
И в три полоски красный мячик,
и лунный мячик за окном,
трубу фабричную вдали,
и водосточную канаву,
в которой щепки-корабли
мы в перегон пускали плавать,
тот кедр и кота под ним –
о, память поздняя, приветствуй!..
И что там было в раннем детстве,
далеким стало
и родным.

***
Дома в тумане потонули.
Дожди волынку затянули.
Дохнуло осенью в июле –
сырым, холодным октябрем.
Но отчего-то – на мгновенье –
нисходит умиротворенье.
И возникает ощущенье,
что мы с тобою
не умрем.
 

Дожди.

Аккорд минорный слушай
про небо, пролитое в лужи.
А нам от жизни много ль нужно!
Растить детей и быть вдвоем.
Мои заботы непреложны:
на всю семью бюджет итожить
да по ночам, когда уснешь ты,
беречь дыхание твое...

 

МАРИНА ВАХТО

***
«…замыслил я побег»
А.С. Пушкин

Я уехать могу, и уйти –
даже дверью не хлопнуть.
Не простившись, махнуть за бугор,
за кривой косогор
И причина не в том, что заплесневел
зонтик укропный,
Что в моем огороде
последний завял помидор.

Солнце лущит овсы,
золотит колоски и початки,
В твердокаменный Инь
благодатная падает Янь...
Но какого рожна? Я могу –
в Петропавловск-Камчатский,
Или прямо сейчас –
в непролазную Тьмутаракань.

Буду слухом причастна к свободам:
клонирован Трумен,
У Харбина замечен 731-й отряд*
Я смогу оценить этот скаутский стеб,
этот юмор,
Но, однако ж, метнусь
еднерусский какой-нибудь град.

Счастья нет на земле,
но при мне прихотливая воля:
Выбрать меньшее из,
или просто подальше быть от...
Я могу улететь, например,
в Олонец, в Каргополье,
Был бы кофе в пути
да еще с ветчиной бутерброд.

Я свалю на затоптанный «бряг»,
на закапанный «Слынчев»,
А на счастье сварганю
рассольник с сибирским котом...
Мне по авто-волне пропоет
отмусоленный Кинчев
И ворона мелькнет, будто ангел,
за мокрым окном.

*спецотряд японской армии, занимался исследованиями в области биологического оружия.

 

ДМИТРИЙ ЧЕРНЕЦ

Переводы Рильке

***
Ты устала? Уйдем – не заметят, –
Прочь от шума, что так изводил.
Хлещет до крови времени ветер.
Но за лесом, где страшно, уж светел
Тихий вечер дворцом золотым.

Так пойдем. И рассвета не надо,
Не твоей красотой он красив.
Как весна, опьянишь ароматом:
Сон, пожаром рассветным объятый,
Снова властью своей воскреси!

***
Ты так смела, я скромен,
И мой удел – молчать.
Ты точно лютня стройная,
Тебе ли не звучать!

В молчанье примечаю:
Твоей любимой вдруг
Страшусь, мой друг, отчаянно
Утратить песни звук.

***
Свободно обегает взгляд
Всю Прагу, словно на ладони.
Вдоль очертаний день надломлен,
И город сумерками смят,

Как витязь, высится один,
Прозрачной чистотой окутан,
Святого Николая купол,
И сумрак стелется под ним.

Вот замерцали фонари
В привычно гулкой панораме,
И кажется, согласно «Amen»
Мой старый город говорит.

 

ТАМАРА САФАРОВА

* * *
Из восточной экзотики пышной
Что туристам пошла на разбой,
Нам достался застенчивый рикша
И его фаэтон с бахромой.

Мы помчались. Повозку кидало.
В переулках жгло солнце огнем.
Но крутил наш возница педали,
И рубаха темнела на нем.

Только ветер, горяч и засушлив,
Бахрому задувая в окно,
Вдруг взметнул наши руки и души,
Как в мелодраматичном кино.

И вскипевшее в кожных пределах,
И сжигавшее кожу извне
Горячило и плавило тело
В азиатском недобром огне.

И в каком-то сознанье непрочном
Мы летели, рискуя сгореть,
Трепеща, словно бабочки ночью,
В ярко-желтом большом фонаре.

 

ДМИТРИЙ КРАСНОВ

***
Пейзаж в окне меняется некстати
По прихоти заснеженного марта:
Изогнутыми улицами катит
Метели обруч маленькая Марта.

Еще вчера казалось, что недолго
До солнца, отраженного в апреле,
До радуги, до грез, до гроз – да только
Не кажет нос на улицу Апрелий.

Худые, неприкрытые листвою,
Дрожат деревья – вылезли из кожи
Мурашки почек. Машет головою
Холодный ветер в сторону прохожих,

И катит обруч маленькая Марта,
Изогнутыми улицами катит.
По прихоти заснеженного марта
Пейзаж в окне меняется некстати.

***
Никто не знает, где ты, потому
неведома печаль твоя и радость.
К моей судьбе
расчетливо приладясь,
своей – не доверяешь никому.

Твой теремок и низок, и высок,
невзрачен так,
что большего не надо,
и тень его былого фальшфасада
воистину лежит наискосок.

 

СЕРГЕЙ АРУТЮНОВ

***
Если надобно, возликую
И знакомым, и незнакомым.
В эту осень идти вслепую
Заповедано мне законом.

Ни маратам, ни робеспьерам
Не отдам задубевший сверток.
В эту осень покроюсь пеплом
И восстану почти из мертвых.

И увижу, как ярко блещет,
Подтвержденья не отрицая,
Если рыба, то лишь подлещик,
Если птица, то только цапля,

Где под наледью расчехлился
Накрененный рефрижератор,
Бытие мое – волчье, лисье –
Отливает оранжеватым,

И кошачий смотрок не дремлет,
Наблюдая с небес усталых,
Как трясет меня поздний трепет,
Выдувая мозгов остаток

В направлении глаз раскосых,
Звезданутых, как арабески,
На пустые поля совхозов,
Эстакады и перелески.


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива