Студенческий меридиан
Журнал для честолюбцев
Издается с мая 1924 года

Студенческий меридиан

Найти
Рубрики журнала
40 фактов alma mater vip-лекция абитура адреналин азбука для двоих актуально актуальный разговор акулы бизнеса акция анекдоты афиша беседа с ректором беседы о поэзии благотворительность боди-арт братья по разуму версия вечно молодая античность взгляд в будущее вопрос на засыпку встреча вузы online галерея главная тема год молодежи год семьи гражданская смена гранты дата дебют девушка с обложки день влюбленных диалог поколений для контроля толпы добрые вести естественный отбор живая классика загадка остается загадкой закон о молодежи звезда звезды здоровье идеал инженер года инициатива интернет-бум инфо инфонаука история рока каникулы коллеги компакт-обзор конкурс конспекты контакты креатив криминальные истории ликбез литературная кухня личность личность в истории личный опыт любовь и муза любопытно мастер-класс многоликая россия мой учитель молодая семья молодая, да ранняя молодежный проект молодой, да ранний молодые, да ранние монолог музей на заметку на заметку абитуриенту на злобу дня нарочно не придумаешь научные сферы наш сериал: за кулисами разведки наша музыка наши публикации наши учителя новости онлайн новости рока новые альбомы новый год НТТМ-2012 обложка общество равных возможностей отстояли москву официально память педотряд перекличка фестивалей письма о главном поп-корнер портрет посвящение в студенты посмотри постер поступок поход в театр поэзия праздник практика практикум пресс-тур приключения проблема прогулки по москве проза профи психологический практикум публицистика путешествие рассказ рассказики резонанс репортаж рсм-фестиваль с наступающим! салон самоуправление сенсация след в жизни со всего света событие советы первокурснику содержание номера социум социум спешите учиться спорт стань лидером страна читателей страницы жизни стройотряд студотряд судьба театр художника техно традиции тропинка тропинка в прошлое тусовка увлечение уроки выживания фестос фильмоскоп фитнес фотокласс фоторепортаж хранители чарт-топпер что новенького? шаг в будущее экскурс экспедиция эксперимент экспо-наука 2003 экстрим электронная москва электронный мир юбилей юридическая консультация юридический практикум язык нашего единства
Голосование
Редакционный совет

Ростовцев Юрий Алексеевич
Главный редактор издания

Репина Ирина Павловна
Генеральный директор издания


Святослав Бэлза, Юлия Казакова, Ольга Костина, Кирилл Молчанов, Тимур Прокопенко, Владимир Ситцев, Людмила Швецова, Кирилл Щитов, Валентин Юркин


Наши партнеры










Номер 03, 2007

Дорогие читатели, в этом номере поэтической рубрики мы представляем вашему вниманию стихи участников литературной студии «Иволга», которая действует при Тверском госуниверситете. Наставник клуба Виктор Бабковский считает, что «И-Волга» – счастливое название, поскольку может трактоваться и как поющая река.

Молодые поэты из «Иволги» ищут себя не только в рифме, но пытаются отыскать верные созвучия с миром и людьми. Под патронажем литобъединения вот уже на протяжении четырех лет проходят Открытые первенства университета по стихосложению. Активисты клуба надеются, что осенью 2007-го эти соревнования перерастут в общероссийский студенческий фестиваль «Иволга – близкий круг». Вузы могут выдвигать для участия в конкурсе свои команды из пяти поэтов, фотографа и барда. На вопросы по поводу фестиваля вам ответит директор культурно-досугового центра ТГУ Александр Сергеевич Рамзин, если позвонить ему по телефонам: 8 (903) 695-18-86, 8 (4822) 32-28-78 или отправить факс по номеру: 8 (4822) 32-28-78.

Федор Иванов:

22 года. Родился и живу в Твери. В прошлом году окончил отделение журналистики ТГУ, работаю в издательстве. Участник трех фестивалей лирики, которые проводило литобъединение «Иволга». Автор поэтического сборника «Пройду дождем потусторонним» (2005). Люблю стихи грустные и задумчивые.

Незнакомке
Бессилье приоткрытых окон.
Плюс духота электропоезда.
Я в вечном состоянье поиска
Куда-то еду, сжавшись в кокон.
Мои глаза опять измучены,
Очки, как ночь, непроницаемы.
Ушли все те, кто были лучшими,
Пришли – с холодными сердцами.
И среди них я словно в маске,
Шут-меланхолик, горе луковое...
А ты мелькнешь, как ангел ласковый,
И выйдешь где-нибудь на Крюково.
А я останусь, незамеченный,
В бессилье приоткрытых окон,
И лишь промчится одиноко
Пустой и равнодушный встречный...

***
Желтые пряди, зеленые пряди,
Красные кисти, засохшие ветки...
В парке сентябрь,
по сердце в закате,
И тихо, как в небе,
и люди так редки.
Никто никуда не спешит
и не ропщет,
С улыбкой в осеннем
плывут фейерверке,
И хочется думать
о счастье всеобщем,
Все личное кажется
глупым и мелким.
А время как будто
засыпали листья...
В меня эта осень
войдет неизменной...
И ты, свои туфли от ветра очистив,
Со мною идешь
по закатной вселенной...

***
Вот стать бы мне японцем...
Уйти подальше в горы,
где ветки криптомерий
укачивают грусть,
и посидеть на солнце,
послушать разговоры
цветущих маргариток,
запомнив наизусть,
все самое пустое,
до следа на дороге,
слова любви и слезы,
тебя и не тебя,
и то, что мне не стоит
мечтать о слишком многом,
пока мое пристанище – Земля.

***
Несет листву дождливый август
И рассыпает по земле,
Как будто прячет,
Или плачет
По одинокому тебе.
А ты идешь, не понимая,
К чему такая суета.
Да, одинок... Но жизнь нормальна.
По крайней мере – не пуста.
И нет резона хлопнуть дверью,
В небытие свое уйти.
Все очень просто в этом мире:
Не светит солнце –
сам свети.
Никто не греет – стань горячим,
Не пожалеют – пожалей...
А август пусть пока поплачет.
До сентября – двенадцать дней...

Оксана Полякова:

Кто я? Сложно ответить на такой вопрос, когда в голове царит легкий сумбур и отсутствует четкое представление о жизни. Мои 18 пролетели, кажется, как один день. Родной Ржев подарил насыщенную жизнь, любимую школу и интересных людей. В Тверь я увезла с собой лучшие воспоминания, желание во что бы то ни стало учиться на филологическом факультете и непрестанное стремление к творчеству во всех его проявлениях, будь то музыка, рисование или литература.


***
Косыми полосками воздух расчерчен,
И ты среди них идешь.
От светлой печали становится легче,
Всю тяжесть уносит дождь.

Смывает он боли, страданья, упреки,
Оставив лишь легкую грусть.
Прозрачен меж каплями
путь твой далекий.
Пока неизведан – и пусть!

***
Тусклый свет звезды на потолке –
Я ее купила в магазине
И несла домой, зажав в руке,
Будто бы поймала в небе синем.

Прикрепив как можно высоко
Фосфорный пятиконечный слепок,
Сделала я небо потолком...
Все теперь подвластно человеку.

Даже звезды век в наш дом принес.
Только, впрочем, далеко не ново –
Свет пластмассовый от этих звезд
Не заменит таинства ночного.

***
Снова просыпалась соль.
Нет, не дождется Ассоль
Своего Грея.
Я обед грею
На одну персону,
Чайник все стонет,
То есть он стынет,
А меня – клинит.

Вот одиночество вещь:
Вцепится, словно клещ,
И отбирает силы.
Где же Грей милый?
Фартук – алый – парус –
Что мне пока досталось.
Подметаю соль...
Тоже мне, Ассоль...

Роман Гурский:

Мне 20 лет. Студент-третьекурсник. Учусь на филфаке ТГУ. Что еще о себе? Живой. Потому что влюбленный.

Малютка Брауни
Скок-скок, поскок, с листка на листок,
В зеленой накидке поверх плечей
По кущам вереска на восток
Несется малютка, ветра быстрей.

Хозяйка сшила ему сама
Накидку, как клевер, да капюшон,
И вот он скачет птичкой с холма –
Хозяйке больше не служит он!

Полы подметал, тарелки мыл,
Очаг разжигал, выметал золу –
По чести в доме службу служил,
Коль сливки ему оставляли в углу.

Когда же не в духе был домовой –
В повидло сыпал перец и соль,
Крошил угольки в кадушку с водой,
Тер маслом дощатый кухонный пол.

А нынче в сердце его – весна.
Хозяйка в ткацкой зажгла фитилек,
Накидку сшила ему из сукна...
И Брауни – скок, с листа на листок.

***
В темной горенке у колдуна
Разноцветные колбы и тигли,
Очень ценные древние мигли –
И всегда тишина, тишина.

Но сегодня у мага война:
Раздаются охи да крики,
А на свитках – кляксы и блики,
Точно здесь пошалил сатана.

Извергая проклятья, как песни,
Скачет маг со стола на киот.
Об пол брякают книги и перстни –
Завелся у кудесника кот!

* * *
Каждый час, проведенный с тобою,
– солнечный,
Раздвигает мою темноту. Лучи
Или стебли, когда по дороге шел, ничем
Не замеченный, колыхались – молчи,

Или ты не почуешь, как солнце лютика
Разливает по ветру сладчайший сок...
Или ты не узнаешь, как я люблю тебя,
Светло-русый и голубоглазый сон.

Алина Багирова:

Учусь на третьем курсе филфака ТГУ. Будущий журналист. Увлекаюсь фотографией. И очень люблю улыбаться, ведь улыбка – самое короткое расстояние от одного человека к другому.

***
Ветер треплет уставшие листья,
И сквозь клетчатую занавеску
Видно краешек снега чистого
И на небе тучу-подвеску.

А внутри спокойствие белое.
Не пустое, по-зимнему снежное.
И слова настоящие – спелые.
И предчувствия тонкие, нежные.


***
Комары заворачивают
свои носы в улыбки.
На остановке
девушка кушает батон.
Ее куртка испачкана
соком липким,
А влюбленная пара
стоит под зонтом.

Вот трамвай, как паук,
все быстрей приближается.
Сидя спят пассажиры
за мокрым окном.
Не включить ли свет –
темнота начинается,
Скоро всех окутает
таким же сном.

Я пройдусь по лужам –
пусть шнурки искупаются.
Пусть хохочут желтые
лучи фонарей!
Зонт валяется в сумке –
вечно спицы ломаются.
Все свернулось в улыбку,
хотя дождь льет быстрей.

***
Листья деревьев
увеличивают свой радиус.
Школьники на качелях
ногами болтают.
Стою у подоконника.
Смотрю на кактус.
И через ширину окна
за миром наблюдаю.

В нем рыжие кошки
в подвал собираются,
И бабушки с корзинками
плетутся домой.
Весенний мирок
в карман не вмещается,
А хочется взять
его частичку с собой.

Я выйду на улицу,
когда солнце спрячется.
Начну в себя втягивать
ночной кислород.
И странно,
но как-то так получается –
Весь мир в моих легких
тихонько живет.

Любовь Кукушкина:

Люблю мир, особенно когда он на расстоянии вытянутой руки. Люблю сцену, особенно когда в зале друзья. Люблю стихи, особенно когда они пишутся.

х х х
Ты пришел навестить, вопреки февралю.
И текли, застывая, минуты.
Я хотела сказать, как я сильно люблю.
Но чего-то несла про компьютер...

Ты был очень суров: ты спросил, как дела,
И в общественной жизни, и в личной...
Я хотела кричать, как я долго ждала.
Но зачем-то шепнула: «Отлично!»

А когда ты ушел, я себя прокляла,
И рыдала во вьюжную стужу,
Как я сильно люблю, как я долго ждала,
Как ты нужен, как нужен, как нужен...

***
Какое право я имею плакать,
Сама себе внушая заморочки?
Вот рядом спит соседка по палате:
Она недавно потеряла дочку...

Имею плакать я какое право,
Когда у многих – истинное горе?
Во сне кричит моя соседка справа:
Ее супруг «болеет» алкоголем...

Какое право плакать я имею,
Когда лежит на койке баба Маня,
Которой сын – верзила – сел на шею,
Хотя она, наверное, не встанет...

Мои проблемы разве что-то значат?
Ну, не звонил... Ну, не простого нрава...
Палата спит. А я сижу и плачу,
Хотя на это не имею права...

Подружки
Мы с Катькой подруги давно,
Надежнее нет подружек.
Однажды на кухне в окно
Мы видели двух старушек.

Печально белые, как две зимы,
Шли они все же в лад...
И Катька сказала: «Вот это мы,
Но лет через пятьдесят...»

Туманным и теплым был мир в окне,
И я начала смеяться:
«Подумаешь, Катька, вот лично мне
Всю жизнь будет девятнадцать!»

Но тут неожиданно, как в кино,
Подняли глаза старушки...
Нам зеркалом – кухонное окно,
А в зеркале – две подружки...

Виктор Бабковский:

Родился на Алтае. Кулундинская степь, говорят, самая ровная в мире. Далеко видно... Учился, служил, снова учился и преподавал. Кандидат искусствоведения. Наставник литературной студии «Иволга» Тверского госуниверситета.

* * *
Мы живем в нерифмованном мире,
Вот и поле уходит в обрывы,
И родник задохнулся во мхах,
И людские дела впопыхах...
Но светел огнями окраинный дом,
Когда нам казалось, что мы не дойдем...
До рифмы.

***
Так же, как и Пушкину,
Мне хотелось в Китай.
Пальцы измазаны тушью.
Иероглиф двойной: «Приезжай!»

Как трудны начертания
Этих домиков смысла –
Над рисовой бумагою
Кисточка зависла...
Пушкин не поехал в Китай,
«Для Пушкина это слишком».
Есть иероглиф «Прощай!» –
Все попрощались – и вышли...

Листва
Листва на ветру –
аплодисменты корням.

Материя потеряла сознание.
Такие вот времена.

Время лечит, но это –
платная медицина.

Кого чаще по телевизору видят,
тот и папа.

Когда в кармане ветер,
ты как-то незаметен.

Великие люди, как буквы в алфавите,
не повторяются.
Собственно говоря, они и есть
азбука человечества.

Сделал добро – уйди от расплаты.

Время диктует, но мало кто записывает.

Фотомодель – это когда цивилизация
несет себя вперед ногами.

На циферблате часов
московскому времени
принадлежит лишь часовая стрелка.
Минутная – всегда местная.

Жизнь мудрее каждого из нас
в шесть миллиардов раз.

Собратья по перу, но не птицы.

Толпа не стыдлива.
Стыдлив одиночка. Точка.

В одноразовой посуде
свою тарелку не ищи.

Если в Москву – все флаги,
то в Тверь – все тучи.

Валентина Назарова:

Тверичанка, участница ежегодного литфестиваля «Каблуковская радуга». Публиковалась в газетах и журнале «Вокруг света». Стараюсь замечать прекрасное в обычном и не оставаться к нему равнодушной. Хочу познакомить читателей «Ст.М» со своими зарисовками под хокку. Надеюсь, читая их, вы хотя бы разок улыбнетесь. И это было бы здорово!

***
Весенние мужчины
Ждут от женщин
Волшебной сказки.

***
Бессонница
Овладела моим телом. А зря –
Я мужчин предпочитаю.

***
Подогнув подол,
Полола сорняки на даче.
Сосед любовался моей красотой.

***
Мой сосед, как в кино,
Гостей развлекал в кимоно.
Трудна роль гейши!

***
Напившись сакэ,
Муж за женой гонялся,
Вспоминая японскую мать.

***
За яркой блондинкой
Тянется хвост из кавказцев.
Хочется думать о светлом.

***
Случайные связи,
Сакэ и гейши
Доведут до харакири, помни!

***
Не любит?!
«Любит!.. Любит!..» -
Утешает эхо.

***
Первый снег
Легкой акварелью
Побелил небо.

***
Морозной ночью
Вскрикнула хрипло ворона.
Я проснулась вдруг.

***
Осенний ветер,
Бессонной ночью
Не шепчи мне его имя!

***
Клен бросает
Золото под ноги женщин.
Бабье лето.

***
Листья,
Порывистым ветром сбитые,
Бунтуют в полете.

***
Во тьме осенней
Белые флоксы
Улыбнулись сквозь слезы.

***
Желтую листву
Всю ночь раскидывал ветер
По безлюдной мостовой.

***
Все так же вишни цветут,
Как год и два назад,
Но я уже не та.

***
Страдаем оба,
Как листья осины,
Дрожью тайного обожания.

***
Сияние от лица к лицу,
Как вздох, как ветер!
Лю-бо-вь!

***
Чужой глаз
Разглядывает душу
Огромной лупой.

***
Изумление
Южной волны
Моим белым телом.

***
Лунный свет
Рисует хризантемы
На моих обоях.

***
Треснувшую чашку
Выброшу без сожаления.
Не хочу печали.


К началу ^

Свежий номер
Свежий номер
Предыдущий номер
Предыдущий номер
Выбрать из архива